• Главная страница
• Архив новостей
• Карта сайта
• Официальные документы
• Мероприятия
• История Феодальной Японии

• Культура

• Исторические битвы
• Исторические личности
• Японские замки
• Материальная культура
• Читальный зал
• Прочее
• Доспехи
• Вооружение
• Костюм
• Аксессуары и предметы быта
• Форум
• Контакты

 

 

________________

 

 

БИБЛИОТЕКА


Исторические битвы


Осада замка Осака

 

Декабрь 1614 г. - январь 1615 г.
г.Осака
Токугава Иэясу
, до 200 тыс. воинов
против
Тоётоми Хидэёри, около 90 тыс. воинов

 

Зимняя кампания Осака вошла в анналы истории Японии как самое масштабное применение осадной артиллерии феодального периода.


После победы в кампании Сэкигахара 1600 г. и получения три года спустя вожделенного титула сёгуна, Токугава Иэясу был занят упрочением своей власти и созданием стабильного центрального правительства в стране. Земли по всей Японии были перераспределены между даймё в зависимости от стороны и степени участия в кампании. Воевавшие за проигравшую сторону были значительно поражены в правах, их наделы урезались, конфисковались с выделением меньшего участка в другой части страны или изымались полностью.


В этой ситуации не очень понятно, почему Иэясу не стал физически устранять первопричину кампании 1600 г. — Тоётоми Хидэёри, и даже не лишил его основных источников дохода. Клан Тоётоми продолжал считаться одним из самых богатых в стране. Возможно, Иэясу поверил усиленно распускаемым Ёдогими, матерью Хидэёри, слухам о недалекости и физической слабости наследника Хидэёси. Скорей всего, он также понимал, что репрессии против малолетнего тогда Хидэёри повернут против него часть могущественных даймё, которых на сторону Восточной коалиции в кампании Сэкигахара привела не столько лояльность к Токугава, сколько ненависть к Исида Мицунари. Хидэёри с матерью выбрали добровольное заточение в замке Осака, и Иэясу на тот момент это вполне устроило.

 

Тоётоми Хидэёри, рисунок периода Эдо


Даже если Иэясу не принимал в расчет самого Хидэёри, экономическая мощь клана Тоётоми его весьма беспокоила. Мастер политических интриг и хитрых ходов, он задумал комбинацию, целью которой было подорвать благосостояние Тоётоми. Статуя Большого Будды в Киото была известна тем, что ее строительством в свое время Тоётоми Хидэёси обосновал знаменитую «охоту за мечами» 1588 г. — кампанию по сбору холодного оружия якобы для отливки болтов для статуи, сооружаемой во благо всей нации. Мечей тогда лишились мелкие даймё, крестьяне, духовенство, моряки и все те, кого Хидэёси считал недостаточно благонадежными для владения оружием. На переплавку пошло ничтожное количество мечей, основной арсенал был использован Хидэёси в своих походах в рамках объединения страны. Тем не менее огромная статуя была сооружена, но простояла совсем недолго. Сильное землетрясение 1596 г. разрушило ее полностью. Иэясу предложил Хидэёри и его матери восстановить Большого Будду для умиротворения духа Хидэёси. К 1602 г. статуя была готова до уровня шеи, когда вдруг «совершенно случайно» в мастерской возник пожар и статуя расплавилась в огне. Работы были начаты сначала, опять за счет средств клана Тоётоми. Большой Будда был готов к 1614 г., он весил 72 тонны и достигал 4,5 метра в высоту.


К неудовольствию Иэясу, дорогостоящие работы по сооружению статуи не сильно подорвали бюджет Тоётоми — принадлежавшие им порты Осака и Сакаи приносили неплохой доход. К этому времени Иэясу утвердился в мысли, что Хидэёри может быть чуть ли не единственной угрозой создаваемому им новому миропорядку, и решил с ним покончить. Для объявления военных действий требовался формальный повод, и Иэясу решил разыграть карту с Большим Буддой до конца. На огромном колоколе, который отлили для храма Большого Будды, было несколько надписей. Одна из них читалась как «кокка анка», что в переводе «Да будет государство мирным и процветающим». Иероглифы, которыми записана эта фраза, в нижнем, японском, прочтении содержат знаки «иэ» и «ясу». Иэясу заявил, что оскорблен тем, что иероглифы его имени оказались разорванными на две части. Также претензии вызвала другая строчка на колоколе — «На востоке оно приветствует бледную луну, а на западе прощается с заходящим солнцем». Она была воспринята как намек на то, что владыка Востока, то есть Иэясу в Эдо, стоит рангом ниже, чем Хидэёри на Западе, в Осака. Обвинения выглядели довольно натянутыми, но для Иэясу этого было достаточно.

 

Надпись на колоколе


Хидэёри поначалу не осознавал, что дело идет к войне. В июне 1614 г. он даже отказался покупать качественный европейский порох, который ему предложили англичане. Порох, кстати, с удовольствием купил Токугава. Решительные действия Иэясу привели к тому, что Хидэёри к октябрю пришлось наконец осознать масштаб надвигающейся угрозы и принять меры к укреплению обороны Осака. Он обратился за помощью ко всем могущественным даймё того периода, но налаженная Токугава за 14 лет система по поддержанию лояльности была столь эффективной, что не откликнулся ни один.

 

Зато на призыв ответили более мелкие князья, как раз те, кто пострадал от перераспределения земель после Сэкигахара, а также большое количество ронинов, то есть самураев, оставшихся без службы после гибели их господина. Из-за политики притеснения христианства, проводимой сёгунатом Токугава, к Хидэёри примкнули также некоторые христианские даймё. Общая численность войск Хидэёри историками оценивается в 90 тысяч человек.


О некоторых командирах защитников Осака стоит упомянуть особо.


Гото Мотоцугу (1571–1615) был ветераном корейской кампании, христианином и вассалом Курода Нагамаса. Он покинул своего господина, когда тот принял сторону Токугава Иэясу. Мотоцугу считался мастером копейного боя и талантливым стратегом.


Кимура Сигэнари (1593–1615) стал одним из самых молодых командиров Осака. Его отец Кимура Сигэкорэ участвовал в корейской кампании Хидэёси, но потом был обвинен в связях с опальным племянником Хидэёси — Тоётоми Хидэцугу и приговорен к сэппуку. Несмотря на эту семейную трагедию, Сигэнари остался верен клану Тоётоми.

 

Кимура Сигэнари, рисунок периода Эдо


Тёсокабэ Моритика (1575–1615) некогда владел провинцией Тоса, в составе войск Хидэёси участвовал в осаде замка Одавара и корейской кампании. В битве при Сэкигахара он воевал на стороне Исида Мицунари, за что его земли на острове Сикоку были конфискованы, он поселился в Киото и принял духовный сан. Хидэёри обещал после победы вернуть ему провинцию Тоса.

 

Портрет Тёсокабэ Моритика, из коллекции храма Рэнкодзи


Санада Юкимура (1570–1615) был самым полезным «приобретением» Хидэёри. Его отец, Санада Масаюки, перед кампанией Сэкигахара отправил своего старшего сына Нобуюки на службу к Токугава Иэясу, а сам со вторым сыном Юкимура поддержал Западную коалицию. Насильно разделив клан, он надеялся, что род выживет при любом исходе кампании. Именно Юкимура со своим отцом задержал 38 тысяч воинов Токугава Хидэтада под стенами замка Уэда накануне битвы при Сэкигахара. После победы Иэясу в кампании Юкимура был лишен земель в пользу брата Нобуюки и отправлен в ссылку в монастырь. Получив призыв Хидэёри, он сбежал из заточения вместе со своим сыном Дайсукэ и прибыл в Осаку. Юкимура был мастером осадного искусства и опытным ветераном, единогласным решением его назначили командующим обороной замка.

 

Санада Юкимура, рисунок периода Эдо


Замок Осака возник на месте разрушенного после 11-летней осады войсками Ода Нобунага монастыря Исияма Хонгандзи. Тоётоми Хидэёси решил сделать замок свой основной резиденцией, поэтому на строительство были брошены силы всех его вассалов. Ежедневно на стройке работало от 20 до 30 тысяч человек. За каждым даймё были закреплены свои участки стройки, которые они обеспечивали работниками и стройматериалами. Замок был закончен к 1585 г. Хидэёси стремился во всем превзойти замок Ода Нобунага — Адзути, в результате Осака стал самым большим и мощным замком Японии и оставался таким до постройки замка Эдо. Рельеф местности Осака, который к нашему времени сильно изменился, был использован в полной мере. В то время море было значительно ближе к замку, чем сейчас, и подступало к нему с запада. К северу от крепости протекали реки Тэмма, Ёдо и Ямато, превращавшие плоские рисовые поля в запутанную сеть островков и служившие естественным рвом для внешнего кольца укреплений. Готовясь к атаке войск Токугава, защитники замка усилили и без того совершенную систему обороны.


Укрепления замка включали в себя наиболее передовые достижения фортификационной науки того периода. В центре основного двора хоммару в качестве доминанты всего замкового комплекса возвышался донжон — 6-этажная 30-метровая башня тэнсюкаку. В источниках есть упоминание, что донжон был перестроен Хидэёри в 1610-х годах, так как тот сильно пострадал после землетрясения в конце XVI в.



Наиболее вероятный вид донжона замка Осака на момент осады 1614–1615 гг.

Фрагмент ширмы «Летняя битва Осака», начало XVII в.


В хоммару также располагался дворец готэн, где были покои Хидэёри, его матери и приближенных, а также другие жилые и складские помещения. Хоммару был опоясан двумя кольцами каменных стен, спускавшихся с холма уступами. Высота стен исигаки на некоторых участках достигала 40 метров. Ров с водой охватывал подковой хоммару с запада, севера и востока. На юге внутренние стены продолжались на территорию второго двора ниномару, создавая южный барбакан, перед которым был выкопан сухой ров. Главные ворота этого барбакана носили красивое название Сакурамон («ворота сакуры»).


Следующий двор ниномару со всех сторон был окружен каменными стенами и громадным рвом с водой, длиной около 12 километров, шириной до 73 метров и глубиной до 11 метров. Существовало всего четыре входа во второй двор. Северный назывался Аоягути, к нему вел простой деревянный мост, легко разрушаемый в случае опасности. К трем остальным входам через ров вели земляные насыпи. Западный вход Кёбасигути, откуда дорога шла на Киото, был прикрыт барбаканным комплексом умадаси под именем Сасаномару. Наиболее уязвимым считалось южное направление, два входа по углам южной стороны также прикрывались барбаканами Икутамагутигурува и Санъёгурува. В крепости было построено большое количество башен ягура, проходы защищались мощными воротами башенного типа ягурамон.


Санада Юкимура решил, что двух колец обороны недостаточно, и были развернуты работы по оборудованию третьего двора санномару. К западу от замка уже существовал прорытый местными жителями канал Икутама, а с востока протекал ручей. Защитники соединили их на юге рвом шириной 80 и глубиной 12 метров. В источниках существуют расхождения, некоторые говорят, что новый ров был заполнен водой примерно на три четверти глубины, другие утверждают, что ров остался сухой, так как защитники не успели провести работы по отводу воды.



План замка Осака на момент осады 1614–1615 гг. Фрагмент рисунка периода Эдо


Позади рва, канала, реки и ручья по периметру всего санномару выросла каменная стена высотой до трех метров. Два из четырех проходов в южной стене были прикрыты барбаканными комплексами масугата, а перед последним, в восточном углу, возник громадный барбакан умадаси, лично спроектированный Юкимура и потому получивший название Санадамару.


Помимо мер по усилению линий обороны главного замка, защитники также укрепили форпосты на окраинах Осака.
На вооружении армии Хидэёри было большое количество огнестрельного оружия, включая некоторое количество пушек. Известно, например, что даймё Мори Кацунага привез в крепость 1400 аркебуз и несколько мелкокалиберных пушек. Защитники располагали двумя пушками относительно большого калибра. Это, скорей всего, были казнозарядные португальские орудия типа куникудзуси на вертлюжном креплении. Ствол таких пушек достигал в длину 2,88 метра и имел калибр 95 мм. Орудия метали ядра весом 3,75 килограмма. Эти пушки установили по обеим сторонам ворот Сакурамон, они получили прозвище «Таро и Дзиро» (распространенные детские имена, означают «первенец» и «второй сын»).

 

Пушка типа куникудзуси из музея Юсюкан в Токио

 

Остальная артиллерия защитников была гораздо меньших калибров. Собранных пушек было явно недостаточно, и в дело пошли даже устаревшие тяговые требушеты хассэкибоку. Их расставили вдоль стен ближе к воротам. Несколько пушек и требушетов разместили и в Санадамару.


Перед началом кампании в замок было завезено около 200 тысяч коку (30 тысяч тонн) риса, и это была только часть запасенного продовольствия. В крепости был свой колодец, а также огромные запасы пороха, пуль и ядер. Замок был отлично подготовлен даже к многолетней осаде.


В начале ноября сёгунат объявил общий сбор войск, в результате которого к декабрю удалось собрать под знаменами Токугава, по разным оценкам, от 180 до 200 тысяч человек.


Самому Иэясу на момент начала зимней кампании исполнилось 72 года, и он уже больше девяти лет числился в отставке, передав пост сёгуна своему старшему сыну Хидэтада. Однако это никого не могло обмануть — Иэясу продолжал править страной жесткой рукой. Он также лично присутствовал на поле боя при осаде замка Осака. Токугава Хидэтада был назначен командующим осаждающей армией, но реальные приказы отдавал все равно Иэясу.


За четырнадцать лет, прошедших с битвы при Сэкигахара, много прославленных вассалов Токугава отошли в мир иной. Из известных полководцев при осаде присутствовали «Одноглазый Дракон» Датэ Масамунэ, Тодо Такатора, Курода Нагамаса и Уэсуги Кагэкацу, который окончательно покорился Токугава. Вместо выбывших легендарных самураев в строй встали их наследники — Асано Нагаакира, сын Нагамаса; Хонда Тадамаса и Тадатомо, сыновья Тадакацу; Ии Наотака, который теперь командовал «красными демонами» вместо Наомаса; Маэда Тосицунэ, сын Тосииэ; Вакидзака Ясумото, сын Ясухару, и Симадзу Иэхиса, сын Ёсихиро. Иэясу также привлек к участию в осаде двух своих младших сыновей — Ёринобу и Ёсинао.


Готовясь к кампании, Токугава постарался аккумулировать в своих руках как можно больше пушек, планируя по максимуму использовать артиллерию для бомбардировки укреплений замка. Вассалы Токугава предоставили несколько старых казнозарядных фуранки калибром 70 мм, стрелявших ядрами до 1,3 килограмма весом. Были также на полную загружены кузнецы из всех известных центров производства огнестрельного оружия. Как минимум одна пушка, прозванная сибацудзихо по фамилии мастера-кузнеца, ее изготовившего, была относительно большого калибра — 95 мм и стреляла ядрами в 5,6 килограмма. Возможно, таких пушек у Иэясу было несколько.

 

Пушка типа сибацудзихо


Но «главным калибром» и «секретным оружием» Иэясу должны были стать современные дульнозарядные европейские пушки. У него еще с 1600 г. были припасены 18 орудий, конфискованных с голландского корабля «Лифде». Точно не известно, к какому типу они относились и какое их количество применялось в осаде Осака. Согласно некоторым источникам, голландских пушек под Осака было всего пять единиц. В дополнение к этим пяти к концу 1614 г. Иэясу приобрел у английских купцов четыре 18-фунтовые (то есть стрелявшие ядрами в 8,1 кг) кулеврины и один сакер (ядро 2,4 кг). Примечательно, что на этот раз это были пушки, специально привезенные англичанами на продажу, а не входившие в вооружение прибывших кораблей.


В результате проведенных мероприятий общее количество пушек в армии Токугава, согласно данным источников, достигало 300 единиц. Однако большинство из них составляли японские малокалиберные варианты с ядрами до 1,8 килограмма, и, скорей всего, сюда также были включены и крупнокалиберные осадные мушкеты какаэдзуцу.


Первые стычки между двумя сторонами произошли, когда армия Токугава принялась захватывать форты вокруг замка Осака. К концу декабря внешние рубежи были зачищены, хоть и не без потерь для войск сёгуната. Осака была взята в плотное кольцо осады. Иэясу разбил лагерь на южной стороне слева от храма Ситэннодзи, заняв 26-метровый холм. Хидэтада встал на почти аналогичном по высоте холме справа от храма. Было изготовлено большое количество щитов татэ и укрытий из связок бамбука такэтаба. По периметру замка были возведены осадные башни и вышки для наблюдения за защитниками и беспокоящего огня из аркебуз.


3 января Иэясу скомандовал начать штурм южного участка укреплений. Самураи Маэда Тосицунэ, поддержанные отрядами Мацудайра Таданао, внука Иэясу, и «красными демонами» Ии Наотака, атаковали барбакан Санадамару, который защищал сам Санада Юкимура со своим сыном. Попытка штурма оказалась неудачной, атакующие были отброшены плотным аркебузным огнем воинов Санада. Отряд Ии вместо отхода атаковал вход Хатёмэгути южной стены. Им удалось прорваться сквозь барбакан масугата и вступить на территорию замка, но тут «красные демоны» были встречены самураями молодого даймё Кимура Сигэнари, который смог обратить атаку вспять, вышел за ворота и контратаковал уже воинов Таданао. Схватка продолжалась несколько часов, после чего отряд Сигэнари вернулся в крепость, а войска Токугава — на исходную линию осады.


На следующий день воины ветерана корейской кампании Тодо Такатора решили проверить на прочность другой вход южной стены — Таниматигути. Им также удалось проникнуть за стены, где их встретили воины Тёсокабэ Моритика, которые выдворили атакующих обратно за линию стен.

 

Атака укреплений замка Осака.

Фрагмент ширмы «Зимняя битва Осака», начало XVII в.


«Разведка боем» принесла понимание, что даже внешние укрепления замка мощны, а защитники мотивированы стойко обороняться. Иэясу приказал прекратить штурмы и перейти к блокаде. Осаждающие начали строить вокруг замка вал с частоколом. Иэясу тем не менее не собирался пассивно сидеть под стенами замка, на этом этапе свой вклад должна была внести с таким трудом собранная артиллерия. 8 января началась бомбардировка замка из всех имеющихся калибров, пика интенсивности она достигла 15 января и продолжалась в таком темпе до 19 января, каждый день на рассвете и в десять вечера.


Большая часть европейских пушек была установлена с южной стороны, на позициях отрядов Ии, Тодо и Мацудайра. Отсюда они могли обстреливать даже укрепления основного двора хоммару. Для обстрела внутренней части хоммару, включая дворец и донжон, некоторое количество пушек большого калибра расположили с восточной стороны, на позициях войск клана Сатакэ и на острове Бидзэндзима на севере, недалеко от внешней стены замка.
Артиллерия же защитников замка, даже пушки Таро и Дзиро, до линий осаждавших никак не доставала.


Стоит упомянуть и еще об одном участнике бомбардировки замка, это был флот адмирала Куки Моритака. Большая часть флотилии стояла в устье реки Тэмма с целью морской блокады крепости. Но как минимум один корабль особой конструкции принял непосредственное участие в битве. Речь о мэкурабунэ, который по форме и размеру повторял самые маленькие японские военные суда кобая, но был защищен вдоль бортов толстыми связками бамбука наподобие укрытий такэтаба пехотинцев. Из аналогичного материала была сделана крыша, превращая мэкурабунэ в эрзац-версию корейских кобуксонов, от которых японцы настрадались в корейскую кампанию. Стены мэкурабунэ имели ряд бойниц для аркебузиров. Также на вооружении корабля было восемь казнозарядных пушек фуранки с вертлюжным креплением, по четыре с каждого борта. Мэкурабунэ хорошо себя показал накануне, при захвате фортов вокруг Осака, а также атаковал северные укрепления самого замка со стороны реки Тэмма во время общей бомбардировки.

 

Мэкурабунэ в атаке замка Осака. Рисунок Вейна Рейнолдса


Есть упоминание, что во время обстрела замка из пушек саперы Токугава пытались сделать подкоп под башни внешних укреплений. Иэясу также попробовал применить испытанный метод подкупа, нашелся предатель, готовый открыть ворота армии сёгуната. Изменник был разоблачен и обезглавлен, прежде чем успел что-либо сделать. Предложение было сделано и главному защитнику замка — Санада Юкимура, в случае перехода на сторону Токугава ему была обещана провинция Синано, но Юкимура гордо отказался.


Даже самые мощные образцы имеющихся у японцев пушек не могли бороться с каменными стенами исигаки, поэтому целями артиллерии были деревянные башни и другие строения, глинобитные стены и живая сила противника. Иэясу вовсе не рассчитывал бомбардировкой нанести какие-то серьезные повреждения укреплениям. Массированное применение артиллерии было частью более тонкого расчета, этапом психологической войны.


По воспоминаниям одного из придворных, грохот канонады был слышен даже из императорского дворца в Киото. На защитников крепости, без сомнения, он также оказывал серьезное психологическое давление. В стан осажденных периодически засылали стрелы с записками, призывающими защитников сложить оружие. Кроме этого, Иэясу приказал в разное время ночью прекращать аркебузный обстрел и всем воинам разом издавать громкий крик, имитируя одновременную атаку. Однажды эта тактика привела к непредсказуемому результату. Воинам Бан Наоцугу, защищавшим западную часть периметра перед каналом, так надоели постоянные крики под стенами, что 16 января ночью они сделали смелую вылазку и атаковали не ожидавших нападения бойцов клана Хатисука. Прежде чем отступить обратно в крепость, им удалось убить много воинов сёгуната.


В крепости находился человек, для которого устроенная канонада была своеобразным личным посланием. Речь идет о матери Хидэёри и вдове Хидэёси — Ёдогими. По донесениям шпионов, она имела огромное влияние на своего сына и на большинство генералов армии мятежников. Иэясу считал Ёдогими слабым звеном коалиции и решил воздействовать персонально на нее.

 

Ёдогими, рисунок XVII в.

 

В крепость на переговоры с Ёдогими была послана дама по имени Отя Цубонэ. Чтобы сделать вдову Хидэёси более сговорчивой, осаждавшие начали непрерывную ночную бомбардировку, которая не давала дамам уснуть. Была выделена особая группа наиболее опытных артиллеристов под командованием Макино Сэйбэй, которой приказали обстрелять женские покои дворца в хоммару. Поставленная задача была довольно сложной, ведь из-за значительного расстояния и высоких стен крепости стрелять приходилось навесом, и артиллеристы не могли видеть результатов обстрела. Обычно за стрельбой наблюдал корректировщик, который находился посередине между объектом и артиллерийским расчетом, мог видеть попадания и подавать условные сигналы. Скорее всего, в данный момент роль корректировщика выполнял засланный в замок агент, а специальный человек из команды артиллеристов следил за его сигналами в подзорную трубу с наблюдательной вышки.

 

Обстрел замка Осака. Рисунок Ритта Наканиси


Как бы там ни было, затея удалась. 15 января ядро пробило крышу чайной комнаты, где в этот момент находилась Ёдогими. Это событие сильно напугало вдову Хидэёси. Спустя два дня очередным выстрелом артиллеристы попали в спальню Ёдогими и убили двух ее служанок. Она тут же бросилась к сыну с мольбой начать мирные переговоры с Иэясу. После недолгих колебаний Хидэёри согласился.

 

В итоге последовавших согласований договор был подписан 21 января. Условия были довольно простыми: обещание не преследовать ронинов, полная свобода выбора места жительства для Хидэёри и сохранение его дохода в обмен на клятву не поднимать восстания против сёгуната.


Иэясу не собирался выполнять договор, его главной целью было ослабить защиту цитадели. Он сделал вид, будто распускает армию, но на деле все свелось к перебазированию части войск к ближайшему порту. В тот же день почти все оставшиеся воины сёгуната принялись ломать внешнюю стену и сбрасывать обломки в ров. Комендант замка Осака пытался протестовать, так как этого не было в договоре.


За то время, пока жалоба дошла до Иэясу, который уже отправился в Киото, и был получен ответ, стену уже полностью разрушили, а ров санномару засыпали. Ответ, кстати, был довольно циничным — мол, раз наступил мир, то сильные укрепления замку больше без надобности. Когда солдаты принялись заполнять ров двора ниномару, жаловаться отправилась уже сама Ёдогими. Пока длились административные проволочки, и этот ров был окончательно засыпан. Позже чиновники сёгуната ответили в том смысле, что да, погорячились, но чтоб выкопать ров обратно, потребуется намного больше сил, а раз в стране мир, то пусть будет так, как есть.

 

Попытка Хидэёри самостоятельно восстановить ров ниномару явилась поводам к началу т.н. Летней кампании Осака, которая в итоге завершилась битвой при Тэннодзи и привела к окончательному падению клана Тоётоми.

Цитируется по книге "Осадное искусство феодальной Японии"