• Главная страница
• Архив новостей
• Карта сайта
• Официальные документы
• Мероприятия
• История Феодальной Японии

• Культура

• Исторические битвы
• Исторические личности
• Японские замки
• Материальная культура
• Читальный зал
• Прочее
• Доспехи
• Вооружение
• Костюм
• Аксессуары и предметы быта
• Форум
• Контакты

 

 

 

________________

 

 

БИБЛИОТЕКА


История Феодальной Японии


Датэ Масамунэ (1567-1636)

 

Военная история доказывает, что в боевых действиях могут участвовать и калеки. Пример одноглазого и однорукого лорда Нельсона известен всем. Японская история дает нам дополнительный пример: Датэ Масамунэ заслужил прозвище "Одноглазый Дракон". Он потерял глаз не в бою, как это случилось с Нельсоном, а из-за болезни. В пять лет он заболел оспой, болезнь дала осложнение. Глаз остался на месте (а не вытек, как пишут в некоторых исследованиях), но усох и перестал видеть.


Датэ Масамунэ был наследником Датэ Тэрумунэ, который владел замком Ёнэдзава, стоявшего на территории современной префектуры Ямагата на севере Японии. Клан Датэ отличался честолюбием, но ему приходилось выживать в окружении врагов.


Из описания детства Датэ Масамунэ мы узнаем, что однажды его взяли в храм посмотреть на изображение бога Фудо. Фудо традиционно изображался в свирепой позе, сжимавшим в правой руке меч, а в левой веревку, которой он связывал злых духов. На Масамунэ изображение Фудо произвело неизгладимое впечатление. Храмовый служитель объяснил мальчику, что хотя Фудо изображен в свирепом виде, в сердце он добр и спокоен. С этого момента Масамунэ начал искать нужное сочетание внешней агрессивности и внутреннего спокойствия. Это сочетание казалось бы взаимоисключающих качеств определяло поведение Масамунэ на протяжении всей его жизни. Однажды ему сказали, что невозможно стать настоящим полководцем, не научившись владеть собой. С этого момента Масамунэ начал развивать самообладание, которое позднее стало легендарным.


В 1577 году молодой наследник семейства Датэ отпраздновал праздник гэмбуку (совершеннолетия) и получил взрослое имя. Спустя два года он женился на дочери соседнего даймё, а ему в то время было всего 13 лет. Еще через два года, в 1581 году, он впервые вместе с отцом отправился на войну. Причиной войны стало восстание внутри владений Датэ. Поначалу Тэрумунэ не хотел брать сына, но тот настоял на своем.


В 1584 году Терумунэ официально объявил о своем отходе от дел в пользу своего энергичного сына, которому в то время едва исполнилось 18 лет. Ему еще многое нужно было узнать, но он уже показывал мудрость и жестокую хитрость. Вассал клана Датэ по имени Оути Садацуна предал своего сеньора и перешел на сторону соперничающего клана Асина из Айдзу. Но позднее он переметнулся обратно и умолял Масамунэ простить его. Масамунэ не поверил в полное раскаяние предателя, но тем не менее дал ему замок. При этом он приставил за ним наблюдателей, которые не спускали с подозреваемого глаз. Выяснилось, что Садацуна затеял двойную игру. Началась сложная игра с интригами и подкупом. В результате один из влиятельных покровителей Садацуна отказался от его дальнейшей поддержки. В результате возможности Садацуна резко упали, и в августе 1585 года его устранили практически без труда.


Затем клан Датэ постигла беда. Устранение Оути Садацуна привело к тому, что испортились отношения между Масамунэ и его другим соседом Хатакэяма Ёсицугу. Масамунэ постоянно отклонял предложения Ёсицугу провести переговоры, и тому пришлось действовать через Датэ-старшего. Состоялась встреча, которая, казалось бы, завершилась успехом. Был заключен союз и на следующий день Ёсицугу прибыл с визитом к Датэ Тэрумунэ, якобы для того, чтобы поблагодарить его за содействие при переговорах. Старый Датэ тепло принял гостя, не ожидая ничего дурного. Ёсицугу внезапно схватил старика и, приставив к его горлу нож, скрылся. Молодой Масамунэ в это время охотился неподалеку. Узнав о случившемся, он со своими людьми устремился в погоню. Он нагнал Ёсицугу у реки Абукума. Масамунэ окружил Ёсицугу, но ничего не предпринимал, опасаясь за судьбу своего отца. Внезапно у Ёсицугу сдали нервы и он заколол старика.


Реакция Масамунэ была вполне прогнозируемой. Он приказал перебить весь отряд Ёсицугу, а затем осадил замок Нихонмацу. Между кланом Датэ и Хатакэяма началась настоящая война. У Хатакэяма обнаружились сильные союзники, которые собрали общую армию, которая выступила на север против Датэ. Масамунэ располагал всего 7000 воинов, тогда как у альянса было не менее 30000 солдат. Но он подготовил оборонительные позиции, в частности укрепил замок Мотомия, стоявший на западном берегу реки Абукума, неподалеку от Хитоторибаси (моста Хитотори). На рассвете дня предполагаемого сражения Масамунэ выдвинулся, чтобы занять удобное положение. Начался бой. Несмотря на все предпринятые меры, армия Масамунэ попала в тяжелое положение и отступила. На следующий день союзники планировали добить Масамунэ, но вечером того же дня к Сатакэ Ёсисигэ прибыл гонец с известием, что в его владения вторгся противник. Сатакэ Ёсисигэ немедленно отправился домой. Союз лишился одного из основных участников. В результате Масамунэ сумел избежать полного разгрома.


Сражение при Хитоторибаси закончилось для Масамунэ тяжелым поражением, но ближайшее будущее показало, что у него еще остались резервы. При Суриагэхара Масамунэ сумел разбить давнего врага своего клана - клан Асина. Стимулом выступить против клана Асина стал переход командующего Инавасиро Морикуни из лагеря Асина к Масамунэ. Масамунэ собрал своих союзников и выступил в сторону замка Ёнэдзава. Кампания началась серией операций против замков. Два замка - Акогасира и Такатама - Масамунэ взял, а затем отвел свою армию к замку своего союзника Инавасиро. Когда ему стало известно о приближении армии Асина Ёсихиро, Масамунэ выступил навстречу во главе армии численностью 23000 человек. Армия дошла до равнины Суриагэхара. К моменту встречи в Ёсихиро оставалось не более 16000 солдат, поэтому на стороне Масамунэ было значительное численное превосходство. Авангарды вступили в бой около восьми утра. Поначалу солдаты Асины продвигались вперед, разбив отряд Инавасиро Морикуни, шедшего впереди. Опытный дядя Масамунэ по имени Датэ Сигэдзанэ сумел быстро закрыть образовавшуюся брешь. Численное превосходство армии Датэ постепенно начинало сказываться. Солдаты Асина дрогнули и побежали. Тем временем был разрушен мост через реку Ницу, и многие солдаты Асина попали в западню. Началась резня. Некоторые попытались переплыть реку вплавь, но тонули под тяжестью доспехов. Датэ Масамунэ одержал блестящую победу, его воины собрали более 2300 голов.

 


Территории, какие Масамунэ сумел приобрести благодаря этой победе, увеличили владения клана Датэ до двух миллионов коку. Таким образом, Датэ стал третьим по богатству кланом в Японии. В 1590 году Тоётоми Хидэёси осадил замок Одавара, принадлежавший клану Ходзё. Хидэёси несколько раз призывал Масамунэ присоединиться к нему, но Масамунэ был занят тем, что пытался контролировать свою территорию на севере, поэтому не хотел ослаблять свою армию. Тем не менее, политический расклад в Японии все больше прояснялся. Масамунэ понимал, что лучше всего встать на сторону победителя, поэтому уже был готов принять сторону Хидэёси. В это время Масамунэ обнаружил заговор против себя. Его предполагала отравить родная мать, которая находилась под сильным влиянием со стороны своего родного клана. На место Масамунэ заговорщики предполагали посадить его брата Кодзиро. Когда заговор раскрылся, Кодзиро казнили, а Масамунэ выступил к Одаваре. Но в результате задержки Масамунэ опоздал к штурму крепости. Опасаясь гнева Хидэёси, Масамунэ явился к нему одетым в белые одежды, свидетельствуя тем самым о своей готовности принять смерть. Хидэёси оценил жест и простил Масамунэ.


Триумф Хидэёси под Одаварой означал, что Япония объединена его мечом. Исключение составляли лишь территории на далеком севере. Понимая, что дальнейшее сопротивление бесполезно, Датэ Масамунэ присягнул Хидэёси на верность. Этот шаг позволил сохранить Масамунэ все его владения, но уже в статусе вассала. Его добровольное признание власти Хидэёси и показная лояльность уберегли Масамунэ, когда против него обвинения в мятеже выдвинул Гамо Удзисато. Снова Масамунэ предал себя в руки Хидэёси и снова выиграл. Укрепив свою политическую позицию, Масамунэ решил укрепить и военное положение. С этой целью он провел на своих территориях "охоту за мечами", конфисковав у крестьян всё оружие. Популярности эта мера Масамунэ не прибавила, но власть укрепила.


Как и большинство японских даймё Датэ Масамунэ участвовал в Корейской экспедиции. К счастью для него, основная нагрузка легла на провинции на юге Кюсю, тогда как северные провинции, расположенные далеко от пункта сбора, в кампании приняли лишь минимальное участие. Проходя по улицам Киото, маленькая армия Датэ компенсировала свою малочисленность цветастой внешностью. Очевидцы описывали великолепные доспехи и костюмы, в том числе высокие конические шлемы с золотой шнуровкой. Богатый Масамунэ мог позволить себе потратиться на эффектную экипировку для своих солдат. Отряд Масамунэ зачислили в резерв и оставили в Японии, поэтому потерь в начале кампании Масамунэ не понес.


Армию Масамунэ перебросили в Корею только тогда, когда там сложилась критическая ситуация. Японцы отступали к Пусану, порту, захваченному в ходе великолепной десантной операции в самом начале кампании. В письме, посланном Датэ Масамунэ домой, сообщается, что от бери-бери умирают восемь человек из десяти. В другом письме, написанном тремя днями позже, сообщается, что многие умирают от воды, которая в Корее "не такая, как в Японии". Возможно, что имелась в виду холера или тиф.


Датэ Масамунэ понес в Корее значительно меньше потерь, чем другие даймё. Он избежал затруднительного положения в сражении при Сэкигахара. Но ему не удалось отвертеться от осады Осаки в 1615 году. Осада Осаки продолжалась на протяжении всей зимы 1614 года, а затем состоялась решающая летняя кампания, в ходе которой были перерезаны коммуникации между Осакой и Нарой на юго-востоке. Здесь две реки сливаются у подножья цепи холмов, образуя естественный барьер, окружающий деревню Домёдзи. Это место имело богатую историческую традицию, так как здесь находилось несколько старых императорских гробниц, курганы и искусственные озера. В наибольшем кургане находились останки императора Одзина, которого обожествили как Хатимана - бога войны. Сражение при Домёдзи разыгралось среди гробниц, хотя участникам сражения почти ничего не было видно из-за густого тумана. Датэ Масамунэ сражался в авангарде армии Токугава. Сначала сражение складывалось против правительственных войск, пока выстрелом из аркебузы не был убит полководец повстанцев Гото Мотоцугу.


Последнее сражение летней кампании произошло неподалеку от Тоннодзи. В тот день Датэ Масамунэ держал свое знамя на левом фланге армии Токугавы, поэтому ему пришлось сыграть ключевую роль в сражении. Асано Нагаакира получил приказ зайти повстанцам во фланг, но по ошибке атаковал своих же союзников. Раздались крики об измене, хотя измены на самом деле не было. Ошибку удалось распознать, но в результате боевые порядки Токугавы смешались. Датэ Масамунэ носился на коне среди солдат, пытаясь навести порядок. Он сумел успокоить и вдохновить солдат, которые устремились в бой и одержали победу.


После Осаки Датэ Масамунэ сумел заняться укреплением своих владений.


Датэ Масамунэ заботился о своих подчиненных. В частности, его солдаты носили пуленепробиваемые доспехи, которые позднее получили название сэндай-до по названию столицы Масамунэ. Мы раньше упоминали о легендарном самообладании Масамунэ. Однажды, во время чайной церемонии, Масамунэ едва не выпустил из рук дорогую фарфоровую чашку. Он вздрогнул и воскликнул "Ах!", но потом произнес: "Я приучил себя не дрожать в самой гуще боя, не произносить лишних слов, и я же испугался разбить чашку только потому, что она стоит тысячи золотых слитков! Да не будет!" С этими словами он с размаху швырнул чашку о камни.


Датэ Масамунэ умер в 1636 году. К тому времени он всеми считался мудрым управляющим и великолепным генералом. К тому времени эпоха самурайских войн закончилась, а сам Датэ Масамунэ был одним из последних представителей славной традиции. Спустя два года в Японии произошло восстание Симабара - мятеж крестьян на Кюсю, поднятый христианами. К тому времени японская армия уже настолько утратила боеспособность, что толпа практически безоружных крестьян сумела более года держаться против правительственных войск. Эпоха великих самурайских полководцев подошла к концу.

По материалам работ С.Тёрнбулла

 


Первый японский дипломат-международник


Датэ Масамунэ рано понял преимущества технического прогресса, достигнутого на Западе, и постарался не просто максимально ими воспользоваться, но и завязать контакты с неведомыми странами.

 

Поскольку Япония еще не была «законодательно изолирована», он начал с того, что широко открыл свои владения для христианских миссионеров, а в 1613 году одного из них – падре Луиша Сотело, даже сумел освободить из заключения, куда того отправил Токугава Иэясу. Посаженных же вместе с ним нескольких христиан-японцев казнили.

 

Иезуиты довольно быстро освоились в районе Тохоку на севере Хонсю, обратив в новую веру немалое количество язычников. Масамунэ же хотел большего, скорее всего – независимости от Иэясу, которую ему мог принести только союз с кем-то значительно превосходившим нвого властелина Японии по силе. Он приказал иезуитам построить по западным технологиям корабль, способный плавать в открытом море, и такой небольшой галеон был создан, получив имя «Хуан Батиста» (позже его стали называть «Датэ-мару»).

 

Масамунэ сделал еще один радикальный шаг: послал свой новый корабль с посольством в Рим, специально составив послание папе Павлу V, оригинал которого дошел до наших дней. Главой миссии из 180 человек был назначен Хасэкура Цунэнага; в их числе был и

спасенный падре Сотело, которому теперь предстояло отрабатывать проявленное к ему милосердие.

 

Корабль с первым в японской истории посольством доплыл до места назначения, побывав на Филиппинах, в Мексике и в Испании. Сотело настоял, чтобы все японцы крестились в Мадриде перед тем, как в 1617 году предстать перед папой.

 

Проект Масамунэ – завязать торговые отношения с «Новой Испанией» (Мексикой) – оказался слишком дорогостоящим, и его не поддержали. Помимо этого, многие из членов миссии понимали те трудности (и опасность для своей жизни), с которыми им предстояло столкнуться по возаращении на родину, поэтому по крайней мере пятеро из них остались в Севилье. В настоящее время около 600 их отпрысков живут в Испании, нося фамилию «Хапон» («Япония»).

 

Иэясу также понимал значение контактов своей страны с Западом, но, находясь на вершине власти, оценивал их перспективы по-иному, чем Масамунэ. Он издал несколько законов, запрещавших христианскую веру и пребывание миссионеров на японской земле, после чего жестоко расправился с теми, кто не подчинился его приказам. Сам Масамунэ никак не препятствовал гонениям на христиан в своих наделах (хотя по слухам его старшая дочь Ироха сама была тайной христианкой).

 

На этот раз он не смог спасти падре Сотело от рук Иэясу. Когда тот тайно прибыл в Японию на китайской джонке в 1622 году, его схватили и в 50-летнем возрасте, протомив два года в тюрьме, сожгли заживо вместе с двумя францисканцами, доминиканцем и иезуитом. В 1867 году папа Пий IX причислил его к лику святых.

 

Масамунэ по-философски воспринял неудачу своих грандиозных планов, уйдя в эстетику и домостроительство: он принялся воздвигать замки и храмы, расширял городские границы, параллельно проявляя большой интерес к поэзии.

Андрей Фесюн

http://andrei-fesyun.livejournal.com/