• Главная страница
• Архив новостей
• Карта сайта
• Официальные документы
• Мероприятия
• Участники
• История Феодальной Японии

• Культура

• Исторические битвы
• Исторические личности
• Материальная культура
• Читальный зал
• Прочее
• Доспехи
• Вооружение
• Костюм
• Аксессуары и предметы быта
• Доска позора
• Форум
• Контакты

 

 

 

________________

 

 

БИБЛИОТЕКА


Читальный зал


Накамура Коя. История Японии

 

Теперь перейдем к рассмотрению нашего духовного единства. С древних времен японцы усматривали в жизни две фазы: физическую и духовную, и считали, что дух переживает тело и остается действительно бессмертным. Поэтому они верили, что бестелесные души физически умерших предков вечно оставались близ них и охраняли их как своих преемников. Так возникло национальное верование - культ предков, заключающийся в том, что японцы воздавали поклонение предкам, как богам: они верили, что их предки были божествами или обладали божественной природою, а потому были достойны поклонения; у них же, их потомков, божественное начало было утрачено, и осталось лишь одно человеческое. Однако, имеется одно чрезвычайно важное исключение из этого общего положения отпадения человека от божественного состояния: Император, и только один Он - прямой потомок Аматэрасу-Омиками - навсегда сохранил свою божественную природу. Вот почему японцы издревле уважают и почитают Тэнноо, как живого бога, или Арахи-то-Гами; и действительно, Император является божественным правителем страны в силу добродетелей и свойств его священной особы. Таким образом, наше духовное единство с Императорской Фамилией, как основой этого единства, составляет второй краеугольный камень нашего национального государственного устройства.


3. ДРЕВНИЙ ПЕРИОД
Десятый Император Судзин Тэнно (98-30 до Р. Х. ) был преисполнен чувства благоговения к божественным предкам. Наиболее достойным внимания доказательством этого было то, что он, заботясь о сохранности трех священных сокровищ, передаваемых Императорами из поколения в поколение, повелел перевезти священное зеркало и священный меч в деревню Касануи в провинции Ямато, и повелел своей дочери, принцессе Тоёсуки-Ирихимэ-но-Микото, служить и поклоняться им, как самой Аматэрасу-Омиками. В то же время, по приказанию Императора, были сделаны новые зеркало и меч, точные копии оригиналов, - они хранились в Императорском дворце вместе со священным яшмовым ожерельем. Это было в 92 г. до Р. Х. Его преемник Суйнин Тэнно, 11-ый Император, проникнутый тем же благоговейным чувством к богам, перенес священное зеркало и священный меч в другое место на реке Исудзу, в провинции Исэ (префектура Миэ), и повелел своей дочери принцессе Ямато-Химэ-но-Микото служить и поклоняться им, как самой Аматэрасу-Омиками (5 г. до Р. X. ). Для хранения этих сокровищ был построен храм, известный ныне под названием Кодайдзингу (Найку).


Следующим Тэнно, благоговение которого перед богами должно быть отмечено, был 21-ый Император Юряку Тэнно (456-479 г. после Р. Х. ); в 478 году он перенес место поклонения Тоёукэ-но-Омиками, богине земледелия и шелководства, из провинции Тамба (префектура Хёго) в Исэ, где ныне и находится храм, посвященный этому божеству. Два храма, здесь находящиеся, являются наиболее чтимыми местами поклонения Аматэрасу-Омиками и Тоёукэ-но-Омиками. Весь японский народ, во главе с Императором, с чувством глубочайшего благоговения относятся к этим святыням.


Милосердная Аматэрасу-Омиками простирает свою милость на все живые существа и неодушевленные предметы. Первый Император Дзимму Тэнно, как и все его царственные преемники, унаследовали от нее в полной мере это чувство милосердия и неуклонно направляли все свои стремления на благо своих подданных. Позволим себе привести здесь несколько примеров, в качестве иллюстрации. Император Судзин разослал повсеместно членов Императорской Фамилии с заданием исследовать новые районы и приблизить их к культуре. Он повелел вырыть пруды и провести каналы в разных направлениях для поощрения земледелия, велел построить суда для облегчения сообщения и транспорта. Император Суйнин, покровительствуя сельскому хозяйству, улучшил ирригационную систему путем сооружения водных резервуаров и каналов. Задавшись целью улучшить кустарное производство, Император Юряку пригласил гончаров и художников из Тёсэн (Корея) и искусных ткачих и швей из Южного Китая. В качестве четвертого примера приведу 16-го Императора Нинтоку Тэнно (310-399 после Р. Х. ). Удрученный тяжелым положением своего народа, он освободил его от всех налогов на 6 лет; сам же, довольствуясь лишь самым необходимым, вел в высшей степени скромный образ жизни до тех пор, пока в один прекрасный день, к великой своей радости, не обнаружил, что народное благосостояние восстановилось, и народ снова обрел прежнюю бодрость духа.


Почитание богов и любовь к народу - две наиболее характерные особенности того пути, которому следовали Императоры Японии в своем управлении страною. Японский народ, в свою очередь, всегда взирал на Императорский Дом с благоговением и признательностью за оказываемые благодеяния и старался достойно выполнить свой долг.


Тёсэн (Корея) и Китай были единственными иностранными государствами, с которыми в древнюю эпоху Япония имела сношения. Корейский полуостров был некогда разделен на Древний Тёсэн, Бакан, Бэнкан и Синкан, из которых позднее образовались три царства: Сираги, Кокури и Кудара. Между Сираги и Кудара находилась страна Мимана, которая была под суверенитетом Японии. Сразу же после смерти 14-го Императора Тюай Тэнно (190-200 г. после Р. X. ), Императрица Дзингу, предводительствуя флотом, переплыла через пролив, силой оружия проложила путь к столице Сираги и обратила это царство в своего данника (200 г. после Р. Х. ). Государство Кудара, следуя примеру Сираги, также стало посылать дань Японии; то же сделало и государство Кокури. Вскоре после этого в Мимана было учреждено японское представительство, которому была вверена работа по улучшению местного управления. Непосредственным следствием покорения стран Корейского полуострова явилось то, что оттуда были заимствованы различные знания, ремесла и прочие культурные ценности.


Из всех духовных, культурных ценностей, заимствованных Японией в Корее, учения Конфуция и Будды оказали наиболее глубокое влияние на интеллектуальный и моральный склад японской нации. Конфуцианство появилось в Японии в 285 году, в царствование 15-го Императора Одзин Тэнно (200-310 г. после Р. Х. ). Буддизм же был занесен в 552 году, при 29-ом Императоре Киммэй Тэнно (539-571). Припомним, что в предыдущих главах было установлено, что японская национальная мысль концентрировалась вокруг культа предков. Но так как главным и наиболее чтимым божеством была прародительница Аматэрасу-Омиками, то поклонение предкам вылилось, в конце концов, в поклонение Аматэрасу-Омиками. Из того же, что Император есть прямой божественный потомок Аматэрасу-Омиками, т. е. живой бог, унаследовавший от нее божественную природу, вытекает то, что народное поклонение Аматэрасу-Омиками есть поклонение самому Императору, и почитание живого бога тождественно с преданностью Императору. Такова сущность направления мысли, или непоколебимого убеждения, которую усвоил японский народ, как подданный Императора. Другими словами, почитание богов есть основа японской национальной мысли. Ни конфуцианство, ни буддизм никогда не впадали в прямое противоречие с этой основной идеей японской национальной философии.


Учение Конфуция имеет своей основой сыновнюю почтительность и повиновение старшим, признает семейную мораль базисом народной этики и распространяет ее на государственное управление, стремясь к утверждению мира во всем мире. Таким образом, в конфуцианстве имелось нечто, отвечающее японскому духу почитания предков, вследствие чего оно было принято безоговорочно и до настоящего времени вдохновляет нравственные чувства нации. С другой стороны, буддизм придает особое значение бессмертию и переселению душ и указывает на существование причинной связи, идущей от прошлого, через настоящее, к будущему. Буддизм также предписывает совершать поклонение предкам, в знак поминовения или в воздаяние им почестей. Уже этим одним он близок к японской традиции - культу предков. Однако, принц Сётоку (574- 621), принимая буддизм, внес в него некоторые изменения с тем, чтобы сделать его еще более отвечающим духу нашей страны. Таким путем буддизм все более и более японизировался и слился с синтоо (путь богов). Появившиеся позднее типично японские буддийские секты "дзёдо-сю" и "хоккэ-сю" явно свидетельствуют об японизации буддизма. Великая ассимилирующая сила японского народа дала ему возможность принять и приспособить конфуцианство и буддизм так, что, найдя в них для себя духовную пищу, он заставил их содействовать развитию национальной культуры Японии.

<<<Предыдущая страница _____________ Следующая страница>>>

 

Цитируется по книге Накамура Коя, История Японии, 1938 г.