• Главная страница
• Архив новостей
• Карта сайта
• Официальные документы
• Мероприятия
• История Феодальной Японии

• Культура

• Исторические битвы
• Исторические личности
• Материальная культура
• Читальный зал
• Прочее
• Доспехи
• Вооружение
• Костюм
• Аксессуары и предметы быта
• Форум
• Контакты

 

 

 

________________

 

 

БИБЛИОТЕКА


Читальный зал


Эйдзи Ёсикава Честь самурая

 

Книга вторая
ВТОРОЙ ГОД КОДЗИ
1556

 

ПЕРСОНАЖИ И МЕСТА ДЕЙСТВИЯ

А с а н о М а т а э м о н - вассал клана Ода
Н э н э - дочь Матаэмона
О к о и - жена Матаэмона
М а э д а И н у т и ё - оруженосец Оды Нобунаги
Я м а б у т и У к о н - вассал клана Ода
Т о к у г а в а И э я с у - князь Микавы
С э с с а й - буддийский монах и военный советник клана Имагава
И м а г а в а Ё с и м о т о - князь Суруги
И м а г а в а У д з и д з а н э - старший сын Ёсимото
Ё с и т э р у - тринадцатый сёгун династии Асикага
Н а г о я - двоюродный брат Оды Нобунаги
И к э д а С ё н ю - вассал клана Ода и друг Токитиро
Т а к и г а в а К а д з у м а с у - один из самых влиятельных вассалов Нобунаги

Сумпу - главный город провинции Суруга
Окадзаки - главный город провинции Микава
Киото - императорская столица Японии

 

КРАСИВЫЙ МУЖЧИНА

- Окои! - крикнул Матаэмон с порога собственного дома.
Жена поспешила навстречу.
- Приготовь сакэ. Я привел гостя.
- Кого же?
- Друга нашей дочери.
Следом за хозяином в дом вошел Токитиро.
- Господин Киносита?
- Окои, ты меня обманывала все это время. Подобное поведение непростительно для жены самурая. Оказывается, господин Киносита и наша Нэнэ давно знакомы, а ты об этом знала, а мне ничего не говорила. Почему?
- Твои упреки справедливы. Прости меня!
- Ну ладно! Вообрази, каким скверным отцом считает меня Токитиро!
- Дочь получала письма, но никогда не скрывала их от меня.
- Надеюсь.
- Нэнэ ведь умная девочка. Я уверена, она ничего предосудительного не сделала. Вот мне и казалось, что не обязательно тревожить тебя из за каждого письма, которое она получает.
- Захвалила нашу дочь! Впрочем, я совсем не понимаю современную молодежь!
Матаэмон повернулся к Токитиро, который чесал в затылке, недоуменно поглядывая на хозяев. Матаэмон расхохотался, поняв, что невольно преградил гостю дорогу в дом.
У Токитиро замирало сердце от счастья, что его пригласили в гости к возлюбленной, причем ее родной отец.
- Что же мы на пороге топчемся!
Матаэмон провел Токитиро в гостиную.
Дома лучников были не лучше жилища Токитиро. Все вассалы клана Ода, независимо от ранга, жили довольно скромно. И здесь единственной роскошью были дорогие доспехи хозяина.
- А где Нэнэ?
- Пошла к себе.
Окои предложила гостю воды.
- А почему она не ухаживает за гостем? Вечно убегает и прячется.
- Она, должно быть, приводит себя в порядок.
- Глупости какие! Скажи, чтобы быстро пришла и помогла накрыть на стол. Угостим Токитиро простой домашней едой.
- Что ты говоришь! - смутилась Окои.
Токитиро чувствовал себя скованно. В компании грубых обитателей крепости он слыл остряком и весельчаком, но здесь оказался застенчивым юношей.
Наконец появилась Нэнэ и учтиво поприветствовала гостя. Девушка немного подкрасилась.
- Извините за скромный прием, но чувствуйте себя, как дома, - сказала Нэнэ, ставя на стол поднос с закусками и кувшинчиком сакэ.
Матаэмон расспрашивал Токитиро о жизни, а тот отвечал как во сне, завороженно глядя на красивую девушку. "Прелестный профиль", - думал он, но его пленяло ее безыскусное обаяние. В Нэнэ не было жеманства, присущего многим женщинам, которые пренебрегают мужчинами или притворяются, будто они равнодушны к ним. Кому то она показалась бы худой, но это была хрупкость полевого цветка, залитого светом луны. Токитиро не сводил с Нэнэ восхищенного взгляда.
- Еще сакэ? - предложил Матаэмон.
- Спасибо.
- Ты ведь сказал, что сакэ понравилось тебе.
- Правда очень вкусное.
- Чувствуешь себя хорошо? Голова не кружится?
- Нет.
Оперевшись локтем на край стола, Токитиро не отрываясь смотрел на личико Нэнэ, казавшееся при свете лампы болезненно бледным. Она взглянула в его сторону, и юноша смутился.
- Я, похоже, сегодня слегка переусердствовал, - сказал он, закрыв глаза ладонью, и покраснел, поняв, что выдал свои чувства Нэнэ.
Токитиро подумал, что когда нибудь и ему придет пора жениться. Невеста его непременно должна быть красавицей. Он невольно задался вопросом: смогла бы Нэнэ справиться с нищетой и невзгодами и родить ему здоровых детей? В его положении женитьба повлекла бы за собой серьезные денежные затруднения, однако он твердо знал, что и в будущем его не ждут несметные богатства, а неприятностей и тревог окажется в избытке.
Приглядывая невесту, мужчина обычно судит о ней по внешности и добродетели. Токитиро считал, что не менее важно найти такую жену, которая искренне полюбила бы его мать, простую крестьянку, и воодушевляла и вдохновляла мужа на великие свершения. Вдобавок ко всем достоинствам избранница Токитиро должна смириться с бедностью. "Не такова ли Нэнэ…" - думал он.
Токитиро серьезно заинтересовался Нэнэ не сегодня. Он давно поглядывал на дочку Матаэмона, думая, что такая девушка достойна его. Он приметил ее, не зная, чья она дочь, и начал втайне посылать ей письма и подарки. Сегодня вечером он осознал глубину своих чувств.
- Нэнэ, я хочу потолковать с Токитиро с глазу на глаз, пожалуйста, оставь нас ненадолго.
Слушая Матаэмона, Токитиро представил, будто уже доводится ему зятем, и вновь залился краской.
Нэнэ вышла из комнаты, а Матаэмон, выпрямив спину, заговорил:
- Киносита, я буду говорить без обиняков. Я знаю, ты честный человек.
- Слушаю вас.
Токитиро польстила откровенность Матаэмона, о чем бы ни зашел разговор. Он тоже выпрямился, готовый выполнить любую просьбу Матаэмона.
- Видишь ли… Ну ладно… Нэнэ в том возрасте, когда пора замуж.
- Да, возраст подходящий…
В горле у Токитиро пересохло, и он почему то испугался. Зачем он сделал это замечание? Достаточно было промолчать или кивнуть в ответ. Впрочем, Токитиро имел обыкновение вступать в разговор там, где следовало бы помалкивать.
- Дело в том, что к ней уже сватаются несколько человек. Предложения очень лестные. Женихи занимают высокое положение в обществе. Как отец, я должен сделать выбор.
- Это, верно, непросто.
- И все таки…
- Да?
- Тот, кто нравится отцу, не обязательно придется по душе дочери.
- Понятное дело. Счастье женщины зависит от удачного замужества.
- У нашего господина есть молодой оруженосец Маэда Инутиё. Ты его, конечно, знаешь.
- Господина Маэду? - Токитиро часто заморгал.
- Господин Инутиё из хорошей семьи. Он упорно домогается руки и сердца Нэнэ.
Токитиро не смог ничего сказать в ответ, лишь горестно вздохнул от внезапного появления опасного соперника. Изящное лицо, красивый голос, безупречные манеры Инутиё, которыми он обзавелся на службе у Нобунаги, вызывали у Токитиро дикую ревность. Его собственная внешность, мягко говоря, удручала его. Все в крепости по прежнему обзывали его Обезьяной. Слова "красивый мужчина" повергли его в дрожь. Красота Инутиё была очевидной и предвзятому глазу.
- Вы собираетесь выдать за него Нэнэ?
Собеседники становились все откровеннее друг с другом.
- Что? А, нет! - Матаэмон покачал головой. Он поднес к губам чашечку с сакэ с таким видом, словно вопрос Токитиро вывел его из глубочайших раздумий. - Я, как отец, был бы счастлив видеть своим зятем столь благородного господина, как Инутиё, и, честно говоря, уже дал ему согласие. Моя дочь и слышать не хочет отцовского совета. Правда, это единственный пример ее непослушания.
- Вы хотите сказать, что ей неприятен разговор об Инутиё?
- Она молчит, но и радости не выказывает. Можно сказать, что она не в восторге от жениха.
- Понятно.
- Разговоры о замужестве порой скучны, - сказал Матаэмон, но лицо у самурая оставалось озабоченным.
В конце концов, замужество дочери - дело чести отца. Матаэмон восхищался Инутиё, считая его молодым человеком с блестящим будущим. Инутиё попросил руки его дочери, и Матаэмон радостно согласился, не посчитав нужным посоветоваться с Нэнэ. Он горделиво объявил дочери о предстоящем замужестве, превознеся достоинства Инутиё, но она восприняла эту весть без радости. Нэнэ разволновалась, но больше от гнева. Отца и дочь связывают кровные узы, но Матаэмон понял, что их взгляды на идеального мужа не совпадают. Теперь Матаэмон не знал, что делать. Ему было стыдно перед Инутиё и как отцу, и как самураю.
Инутиё, заручившись согласием Матаэмона, объявил друзьям о предстоящей женитьбе на дочери Асано и позвал их на свадьбу.
Матаэмон поведал Токитиро о возникших затруднениях, а день помолвки неотвратимо приближался. Пока ему удавалось откладывать свадьбу, ссылаясь на то, что "мать Нэнэ нездорова" или, "что, по словам жены, этот год для замужества неудачен". Но запас отговорок иссяк, и Матаэмон совершенно растерялся.
- Ты парень сообразительный, придумай что нибудь!
Токитиро не менялся в лице, если и напивался. До разговора с Матаэмоном он дал волю мечтам, но сейчас, выслушав откровения отца Нэнэ, посерьезнел.
"Трудный у меня соперник", - подумал он. Инутиё был из тех красавцев, которых ненавидел Токитиро. Безупречным человеком молодого самурая назвать было нельзя. Выросший в охваченной раздорами стране, он был храбр, но упрям и подвержен припадкам неистового гнева.
Инутиё впервые воевал под водительством Нобунаги в тринадцатилетнем возрасте. Он оказался удачливым и смелым для того, чтобы вернуться с битвы с вражеской головой. Когда приверженцы Нобуюки подняли мятеж, Инутиё отважно бился на стороне старшего брата. Противник поразил его стрелой в правый глаз, но Инутиё, спрыгнув с коня, отрубил лучнику голову и протянул ее Нобунаге. Проделал он это со стрелой в глазу.
Он был самоотверженным воином и красивым мужчиной, хотя правый глаз у него теперь превратился в узкую щелку, словно бы зашитую ниткой. Его вспыльчивый нрав не мог укротить даже Нобунага.
- Как быть с Инутиё? - переспросил Матаэмон.
Обоих охватило отчаяние. Токитиро, отличавшийся изворотливостью ума, не знал, что посоветовать.
- Ладно, не печальтесь. Я что нибудь придумаю, - сказал он после долгого молчания.

<<<<<<<Предыдущая страница _______ Следующая страница>>>>>>>>

 

Оглавление